Герои «Айвенго» оживут на сцене Зальцбургского фестиваля

«Тамплиера» Отто Николаи исполнят в Зальцбурге

Евгений Цодоков
Главный редактор
К концу 19-го века «Тамплиер» был прочно забыт. В довершение ко всему архивы издательства Bote&Bock, где хранился автограф оперы, в свое время приобретенный им у отца композитора, погибли во время 2-й мировой войны. Кстати, накануне войны, когда архив был еще цел, творчество Николаи привлекло внимание идеологов Третьего рейха, которые искали национальную альтернативу большим историческим операм типа мейерберовских, не устраивавших их по вполне понятным причинам. Однако «Тамплиер» был отвергнут из-за еврейских мотивов, связанных с Ревеккой и ее отцом. Уже в наши дни, когда интерес к итальянскому периоду творчества Николаи вновь возродился, историк музыки Михаэль Витман провел большую исследовательскую работу. Один из вариантов оперы был обнаружен в неаполитанской Консерватории. Витман использовал также французский клавир «Тамплиера». В итоге сложной реконструкции опера была подготовлена к постановке, которую осуществил в 2008 году Оперный театр Хемница.

Среди множества событий очередного летнего Зальцбургского фестиваля нельзя пройти мимо концертного исполнения редкой оперы Отто Николаи «Тамплиер», которое состоится 27 и 30 августа в Большом фестивальном дворце. И дело не только в звездном составе во главе с Хуаном Диего Флоресом, Джойс ДиДонато и Лукой Сальси, но и в самом незаслуженно забытом произведении.

1/3

Прославившийся «Виндзорскими проказницами» – своей последней оперой – немецкий композитор Николаи был автором еще нескольких оперных опусов. Все они (за исключением «Виндзорских проказниц») написаны в итальянский период его творчества, да и поставлены там же, на родине оперного искусства.

Ныне практически забытый «Тамплиер» (Il Templario) создан композитором на либретто Джироламо Мария Марини, в основе которого знаменитый исторический роман Вальтера Скотта «Айвенго». Произведения английского писателя часто становились источником для написания опер. Среди композиторов, воспользовавшихся сюжетами Скотта в те времена, были итальянцы Россини, Доницетти, Карафа, Пачини, Риччи, немцы Маршнер и Флотов, французы Буальдьё, Обер и Адан. В том числе именно на сюжет «Айвенго» были созданы одноименная опера Джованни Пачини (1832) и опус Генриха Маршнера «Тамплиер и еврейка» (1829).

В целом драматические перипетии романа в опере Николаи не претерпели кардинальных изменений. Разумеется, специфика жанра сказалась на содержании опуса – внимание авторов сконцентрировалось в большей степени на личной драме героев, а ряд исторических и социально-политических деталей, включая таких персонажей, как Ричард Львиное Сердце и Робин Гуд, подверглись сокращению. Но основная канва событий, прежде всего, любовная коллизия и кульминационный поединок в защиту еврейской девушки, которую намерены в качестве очистительной жертвы подвергнуть казни, в своих основных чертах осталась без изменений, как и перечень главных персонажей. В опере представлены все хорошо нам знакомые с детства герои романа Вальтера Скотта – тан Седрик Сакс; его сын Уилфред Айвенго; Ровена, воспитанница Седрика и возлюбленная Уилфреда; Бриан де Буагильбер, тамплиер; Исаак, еврей из Йорка; Ревекка, его дочь; Лука Бомануар, Гроссмейстер ордена Тамплиеров.

Исходя из сказанного, нет смысла подробно пересказывать синопсис. Единственный нюанс, который следовало бы отметить – Николаи решил усилить звучание трагической канвы событий, придав больше драматизма судьбе и гибели Бриана, что выразилось не только в самом названии произведения, но и в некоторых музыкально-драматургических акцентах (у Бриана в опере две масштабные арии, красивейший ключевой дуэт 2-го акта с Ревеккой). В соответствии с этим также большее звучание приобрел образ Ревекки, которую тамплиер преследовал своей любовью. Таким образом, в опере складываются две своеобразные пары – Уилфрид и Ровена (тенор и сопрано), а также Бриан и Ревекка (баритон и меццо).

Премьера «Тамплиера состоялась 11 февраля 1840 года в туринском театре Реджо и прошла триумфально. В главных партиях блистали Лоренцо Сальви (Уилфред), Антониетта Раньери-Марини (Ревекка), Луиджия Аббадиа (Ровена). Точные имена других исполнителей неизвестны. Успех оперы, надо признать, был ожидаем. Дело в том, пребывание Николаи в Италии на рубеже 40-х годов пришлось на благодатный период для композиторов второго ряда, достаточно успешно себя зарекомендовавших, но длительной время пребывавших в тени великой тройки – Россини, Доницетти, Беллини. Оперная муза Россини после «Вильгельма Телля» умолкла, Беллини скоропостижно скончался в 1835 году, а Доницетти в этот период своего творчества сосредоточил свое внимание на Париже и Вене. С другой стороны, начинавшего карьеру молодого Верди еще только ожидал первый громкий успех в «Набукко» (1842). Все это позволило таким композиторам, как Меркаданте и Пачини, а следом за ним и Николаи к 1840 году выдвинуться на итальянских сценах в первые ряды, пускай и не навсегда.

Безусловно, на «Тамплиере» лежит печать вторичности. Композитор щедро использовал в нем стандартные оперные формы (каватины, кабалетты, финальные ансамбли), здесь отчетливо слышны отголоски доницеттиевской и беллиниевской музыки и даже Меркаданте, с вкраплениями интонаций немецкой музыки. Но несправедливым было бы утверждение, что это сочинение не обладает собственными достоинствами. Отменный мелодический дар Николаи, техническое и драматическое мастерство сочинителя отличают этот привлекательный для слуха меломана опус, насыщенный красивыми ариями, дуэтами и впечатляющими ансамблями.

Уже в августе 1840 года «Тамплиеру» рукоплескали в Ла Скала, не отставали от миланского театра Генуя, Триест, Пьяченца, Брешия, Верона, Венеция, Неаполь и др. Во Флоренции в 1842 году в «Тамплиере» пел наш замечательный тенор Николай Иванов.

С информационной скоростью, впечатляющей для тех времен, слава об опусе Николаи распространилась моментально и волна постановок «Тамплиера» прокатилась по всей Италии. По некоторым источникам в течение 40 лет в десятках итальянских городов было осуществлено порядка 80 оригинальных постановок оперы. Восхищался «Тамплиером» и остальной оперный мир – от ведущих европейских стран (Барселона, Вена, Париж, Лиссабон, Мадрид, Брюссель, Бордо, Будапешт, Бухарест, Пальма де Майорка и др.) до Северной и Южной Америки (Нью-Йорк, Буэнос-Айрес, Рио де Жанейро, Монтевидео). Исключение составила Германия, где оперу упорно игнорировали, ибо национальный веберовский дух сопротивлялся столь откровенной «итальянщине», хотя более умеренную и сдобренную немецким «соусом» – тех же «Виндзорских проказниц» или «Марту» Флотова – принимали с восторгом. Не помогла «Тамплиеру» даже новая немецкоязычная редакция, которую Николаи осуществил в 1845 году для Вены.

Сравнительно быстро добрался «Тамплиер» до Петербурга, который после начала регулярной деятельности итальянской труппы в 1843 году оперативно подхватывал многие модные новинки Запада. Российская премьера «Тамплиера», который в русской традиции именуется «Храмовником», прошла в Итальянской опере 19 декабря 1845 года. За сезон было дано пять представлений (и в следующем сезоне еще два).

Российская публика и критика приняла оперу, в целом, неоднозначно и без восторга. Среди условно положительных откликов можно привести характерное мнение Ивана Тургенева, как известно превосходно разбиравшегося в опере не без влияния обожаемой им Полины Виардо. Тургенев даже «баловался» театральными рецензиями и в одной из них (в «Отечественных записках») упомянул о «Тамплиере»: «В нынешнем году на Большом театре давали оперу г. Николаи «Il Templario», которая довольно понравилась публике <…> В авторе заметна была ловкость, образованность, начитанность, если так можно выразиться, он не впал ни в одну грубую ошибку». Объективность такого взгляда Тургенева трудно нынче оценить, учитывая, что Виардо была участницей премьеры. А вот А.И.Вольф, автор трёхтомной «Хроники Петербургских театров», самого информативного и авторитетного издания тех лет, откуда черпают информацию историки отечественного оперного искусства, в своих оценках был еще сдержаннее. Перечисляя все премьеры этого сезона («Ломбардцы», «Мария ди Роган», «Фаворитка», «Беатриче ди Тенда» и «Тамплиер») он констатирует, что «только опера Верди имела успех», а «остальные четыре оперы, несмотря на участие Виардо и Тамбурини, прошли незаметно». О вкусах того времени мы спорить не будем, но следует заметить, что та «незаметная» компания, в которую попал «Тамплиер», весьма почетна по нынешним временам.

Премьерный состав петербургской постановки был сильным. Уилфрида Айвенго пел участник мировой премьеры, недавно приглашенный в Петербург на партии первого тенора Лоренцо Сальви, до этого уже успевший сделать неплохую карьеру, выступить на сцене Ла Скала в премьерах вердиевских опер «Оберто» и «Король на час». Партию Ревекки, как уже отмечалось, исполнила знаменитая Полина Виардо, Ровены – Аделаида Мольтини, певшая на итальянских сценах, в Вене и др. На роль Седрика был приглашен выдающийся русский бас Осип Афанасьевич Петров, а могущественного Луку де Бомануара воплотил Вильгельм Ферзинг, опытный немецкий бас-баритон, начинавший как драматический актер, до этого спевший в Петербурге среди прочих партию Кардинала де Броньи. А вот исполнитель партии Бриана баритон Фератери не оставил следа в истории оперного искусства. В его имени кроется какая-то тайна. Например, никаких упоминаний об этом певце, за исключением участия в премьере «Храмовника», не найти в «Хронике» Вольфа, где подробнейшим образом перечислены сведения о всех сезонах Итальянской оперы с 1843 по 1881 гг. Нет его и в западных музыкальных справочниках. Зато в фундаментальном 7-ми томном Большом словаре оперных певцов Куча-Рименса – наиболее подробном и авторитетном издании подобного рода – есть статья о некоем баритоне Луиджи Вальтере, где упоминается его выступление в петербургской постановке «Тамплиера» в 1845 году именно в партии Бриана. Быть может, загадочный Фератери и Вальтер – одно и то же лицо? Над этой загадкой Ф. и В. мог бы славно поработать Ираклий Андроников.

К концу 19-го века «Тамплиер» был прочно забыт. В довершение ко всему архивы издательства Bote&Bock, где хранился автограф оперы, в свое время приобретенный им у отца композитора, погибли во время 2-й мировой войны. Кстати, накануне войны, когда архив был еще цел, творчество Николаи привлекло внимание идеологов Третьего рейха, которые искали национальную альтернативу большим историческим операм типа мейерберовских, не устраивавших их по вполне понятным причинам. Однако «Тамплиер» был отвергнут из-за еврейских мотивов, связанных с Ревеккой и ее отцом.

Уже в наши дни, когда интерес к итальянскому периоду творчества Николаи вновь возродился, историк музыки Михаэль Витман провел большую исследовательскую работу. Один из вариантов оперы был обнаружен в неаполитанской Консерватории. Витман использовал также французский клавир «Тамплиера». В итоге сложной реконструкции опера была подготовлена к постановке, которую осуществил в 2008 году Оперный театр Хемница.

0
добавить коментарий
ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Зальцбургский фестиваль

Театры и фестивали

Отто Николаи

Персоналии

МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ