Открытие сезона в музыкальном театре «Амадей»

Евгений Цодоков
Главный редактор

Разнообразна география московской музыкально-театральной жизни. Есть на ее карте и театр "Амадей" под руководством Олега Митрофанова. 1 октября коллектив открыл свой пятый сезон концертом в Государственном музее архитектуры имени А. В. Щусева. Возраст уже немалый, можно и подводить некоторые итоги. Они противоречивы. Труппа театра имеет весьма неплохой вокальный потенциал. Сопрано Вера Кальбергенова и Ольга Матвеева, Григорий Медвидь (бас), Валерий Планкин (баритон) - с такими солистами можно затевать оперный спектакль. Исполнение Кальбергеновой двух арий Блондхен из "Похищения из сераля" доставило истинное удовольствие. При чуть-чуть слабоватых верхах, однако, великолепное и точное интонирование, подвижность голоса, приятный тембр и музыкальность - вот хороший багаж, которым обладает певица.

Превосходным актером (и певцом) проявил себя Григорий Медвидь в арии Осмина из 1 действия той же оперы. Решимость (и смелость), с которой театр осваивает труднейший моцартовский репертуар, достойна уважения. В последнее время наметилась тенденция к его расширению - "Евгений Онегин", "Ёлка" Ребикова, "Война и мир" Прокофьева (!), "Золушка" Россини. Все это заставляет говорить о неких претензиях коллектива на свое место в театральной палитре Москвы. И тут начинаются проблемы.

Что ни говори, помещение для спектаклей - важнейшая составляющая театра. Странноприимный дом, в котором некоторое время выступал "Амадей", может быть и симпатичный памятник архитектуры, но зал медицинского музея (бывшей домашней церкви), в котором проходили спектакли, по акустическим свойствам (гулкий церковный фон) совершенно не пригоден для оперного пения. Архитектурный музей с его крошечными залами также вызывает большие сомнения. И тут мы подходим к самому важному. Все-таки, оперный спектакль - синтетическое действо, соединяющее пение, оркестровое сопровождение, игру актеров, набор мизансцен, художественное оформление (пускай и скромное) и прочие атрибуты театра. Декларации художественного руководителя и главного режиссера О. Митрофанова о "фестивальном спектакле", идущем в "натуральном интерьере с минимальными реквизитными добавками" (в соответствии с некими западными традициями) не убедительны. Да, такой минимализм возможен, но требует высочайшего исполнительского класса и точно выверенного стиля, которого, увы, недостает "Амадею". Если же ко всему сказанному добавить, что такая составляющая оперного спектакля, как оркестровое сопровождение, можно сказать, практически отсутствует, картина становится еще грустней. Не поворачивается язык назвать даже ансамблем (так в программке) тех музыкантов (шесть человек), которые исполняют партитуру (или то, что от нее осталось) под руководством Константина Науменко. Качество их игры (за небольшим исключением), сыгранности - весьма низкое. Возможно, каждый из инструменталистов сам по себе не так уж и плох, но баланс, тембровая окраска (вернее ее отсутствие), да и сама идея исполнить то, что должен играть пускай и камерный, но оркестр, в таком составе - абсурд. И опять старая истина - ансамблевая игра требует высочайшего класса (некуда спрятаться) - здесь забыта. Уж лучше тогда петь под фортепиано, в этом есть хоть какой-то стиль.

Я не хочу превращать данный обзор в разнос, это было бы не вполне справедливо к коллективу, делающему (несмотря ни на что) хорошее дело. Кстати, у театра есть свой зритель. Это заметно и приятно. У театра есть на что опереться - певцы. Это также видно. Возможно, требуются некоторые организаторские усилия, спонсорская помощь, свежие постановочные идеи, чтобы сделать рывок, вырваться из состояния некоторой доморощенности, в которой он пребывает. Пожелаем же "Амадею" успеха.

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ