Время веселья!

«Летучая мышь» в Музыкальном театре имени Станиславского

Евгений Цодоков
Главный редактор

Все-таки превосходно, что у нас есть этот театр, а в нем такой режиссер, как Александр Титель - беззаветный рыцарь оперы, с достоинством идущий своим путем. Ему не требуется для этого ни реанимационное отделение очень больших театров, ни "клиповое" авангардное сознание очень маленьких. Он любит искусство в себе больше, чем себя в искусстве. Это чувствуется, это передается зрителю.

Такие мысли посетили меня после просмотра очередной премьеры театра. На этот раз - "Летучая мышь" И. Штрауса - эта чужестранка в стране под названием "Опера", но давно получившая в ней "вид на жительство". "Гостья" стала желанной во всех театрах мира, многие оперные артисты "проверяют" на ней свой драматический дар.

1/3

Спектакль удался.* Он красив, не пошл, что частенько бывает с опереттой, в меру остроумен, в меру условен. Причем, что интересно? Видно, что артисты, разыгрывая веселье, подходят к делу серьезно. Казалось бы, это может привести к тяжеловесности. Но нет! Наоборот, это рождает основательность спектакля (именно спектакля, а не сюжета), и уберегает постановку от опасного налета "опереточной халтуры".

Еще одной особенностью тителевского почерка является гармоничное сочетание стилистики режиссуры со сценографией и их вместе - с музыкальной составляющей действия. Эта азбучная оперная истина многими нынче забывается (наглядный пример - недавний "Китеж" в Мариинском театре). Здесь же визуальные детали (художник В.Арефьев) сплетаются с музыкально-драматическим смыслом в единое целое. Так, гигантская надувная "кровать-матрас" (1-й акт) обнаруживает способность "помогать" артистам в их плавных вальсовых движениях, создает точный настрой всей фривольной ситуации и, кроме всего прочего, является легким пародийным уколом в отношении "геликоновской" кровати в "Травиате".

Тюремные камеры-"мобили" (3-й акт) также великолепно создают атмосферу "паров" шампанского и танцевального веселья. А как убедительно нам продемонстрировали, что серпантин - лучшее место, чтобы спрятаться и остаться не узнанным! (Бал у князя Орловского). Игра зеркал и отражений придает действию стильность и театральность. Причем декорации лишены чрезмерной стилистической конкретности, в них скорее ощущается общий слегка декадентский дух конца 19 века. И это правильно, ибо сам сюжет-анекдот достаточно условен.

Кульминацией спектакля становится "полет души над миром" при помощи "великого немого". Правда, тут мера немного изменила авторам постановки. Надо было вовремя остановиться... и продолжить бал уже без миража - он, ведь, не может быть вечным!

Может показаться, что сам новый текст либретто (М.Бартенев) перегружен современным сленгом и аллюзиями. Вопрос спорный. Но те, кто полагают, что это сделано с сатирическими целями, и ищут каких-то особых параллелей с современностью, ошибаются (некоторые критики даже доходят до абсурда, упрекая постановщиков в том, что язык персонажей противоречит стилю сценографии). Не надо искать лишних "смыслов". Самый главный смысл - создание атмосферы веселья под очаровательную музыку И.Штрауса.

Приятно удивила драматическая подготовка певцов. Если бы не незначительные издержки дикции, то и придраться было бы почти не к чему. "Усиление" команды И.Ясуловичем (соавтором режиссера) и Е.Герчаковым (смотритель тюрьмы Фрош) пошло явно на пользу. В непривычной для себя ситуации хорошо выглядели Р.Муравицкий (Айзенштайн), В.Моисейкин (директор тюрьмы Франк), А.Агади (оперный певец Альфред), О.Гурякова (Розалинда), Х.Герзмава (Адель). Для В.Войнаровского же (Фальке) это было и вовсе своей стихией. Немного сложнее было Е.Манистиной (Князь Орловский), не без труда преодолевавшей особенности своей роли.

Безусловным музыкальным лидером ансамбля стала Хибла Герзмава. Ее полетный голосок вызывал в зале заслуженную бурю аплодисментов. С голосом Ольги Гуряковой в последнее время происходит нечто досадное. Ощущается какой-то налет усталости и некоторые проблемы с вибрато, возможно, временные. Роман Муравицкий выступил уверенно, впрочем, в этой вокальной партии нет возможностей особенно проявить себя. В роли Ахмеда Агади было столько характерных моментов, что затруднительно ответить, являлись ли отдельные шероховатости досадными срывами, или это была драматургическая "задумка" режиссеров.

Вообще, музыкальная часть спектакля, если честно, вызвала меньше восторгов, нежели драматическая. Оркестр (музыкальный руководитель В.Горелик) звучал как всегда грамотно, но несколько суховато (особенно в увертюре), отсутствовал некий шарм, вальяжность. Иногда были заметны расхождения с солистами. Думается, эти недочеты в дальнейшем могут быть устранены.

Итак, да здравствует веселье! Хоть и не под Новый год, а с небольшим запозданием, но теперь у любителей музыки появилась возможность получить удовольствие и повеселиться в оперном театре.

P. S. Чуть не забыл! А как же традиционный сюрприз - выступление гостей бала? Саксофонист Алексей Козлов с блеском подшутил над Рахманиновым, юморист Виктор Шендерович над остальными людьми. Это было неожиданно и весело.

* Авторы постановки предпочли оригинальную версию оперетты (Р.Жене и К.Хаффнера) традиционной русской (Н.Эрдмана и М.Вольпина). В ней сильно сместились акценты. Она приобрела оттенок новогодней истории, где "Летучей мышью" вместо Розалинды стал нотариус Фальке, "мстящий" своему другу Айзенштайну за давнюю историю с пьянкой на маскараде, после которой он проснулся под кустом в "мышином" костюме на потеху окружающим.

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ