У нас в гостях солист «Новой оперы» Андрей Бреус (баритон)

Евгений Цодоков
Главный редактор

С Андреем мы встретились в перерыве его репетиции в театре Станиславского, где готовится его ввод в "Богему" (партия Марселя). Мы разговаривали около часа, и беседа получилась интересной.

Андрей Бреус уже не новичок в опере. Он дебютировал в 1995 в "Новой опере" (в которой состоит и сейчас) партией Мизгиря в "Снегурочке" Римского-Корсакова (концертное исполнение). В дальнейшем в его репертуаре появились роли Евгения Онегина, Дожа в ранней опере Верди "Двое Фоскари", Геллнера в "Валли" Каталани, и, наконец, в 1999 он исполнил партию Жермона на премьере "Травиаты".

С этой ролью связано приятное воспоминание. На проходившем в апреле сего года Московском оперном фестивале певец получил главный приз - бронзовую фигурку "Золотого Орфея" за лучшее исполнение оперной партии - из рук выдающегося певца Ивана Петрова, сказавшего при вручении, что такое мастерское, слитное (на одном дыхании) исполнение знаменитой арии Жермона ему приходилось слышать только у Павла Герасимовича Лисициана. И, вообще, этот год стал для него очень удачным. Успешное участие в двух престижных конкурсах - "Бельведер" в Вене и "Опералия-2000" в Лос-Анжелесе (он стал дипломантом на обоих) - вывели его, можно сказать, на новый, международный исполнительский уровень. Появились интересные предложения из Австрии, Венгрии и других стран, которые он сейчас обдумывает.

Именно с участия в конкурсе "Опералия", основанном и патронируемом П. Доминго, мы начали наш разговор (об итогах конкурса см. материал на нашем сайте).

- Расскажите, Андрей, немного подробнее об этом конкурсе.
- Попал я на него случайно, рассказали друзья. Отбор происходил по записям, я уже опаздывал, собрал, что было под рукой, и послал, особо не надеясь на удачу, и... неожиданно получил приглашение.
- Каков был состав конкурса?
- Очень сильный. Было много участников из России, в частности из Мариинского
Театра.
- Да, ведь в итоге, петербургский тенор Даниил Штода занял второе место?
- Видите, вы уже в курсе.
- Что вы исполняли в финале?
- Каватину Фигаро, а дирижировал сам маэстро Доминго. Еще могу добавить, что получил специальный приз за исполнение сарсуэлы.
- Хорошо, итоги конкурса - не наша сегодняшняя тема. Давайте поговорим о Вас. Вы, насколько я знаю, учились в музыкальной школе по классу фортепиано?
- Когда меня спрашивают, с каких лет я занимаюсь музыкой, то я отвечаю - с рождения. Мама рассказывала мне, что я мог часами молчать в кроватке и слушать музыку. Ну, а если серьезно, то начинал я учиться в детской музыкальной школе по классу фортепиано в Таганроге. Мы жили тогда с родителями в небольшом селе под городом. Затем я поступил в музыкальное училище в Ростове где играл на балалайке, а потом перевелся на хоровое отделение. Через два года поступил на вокальный факультет Ростовской консерватории, одновременно ездил в Москву, где брал частные уроки вокала. В 1992 перебрался в столицу окончательно и поступил в ГИТИС, который окончил у В. Маторина в 1996.
- Но дебютировали Вы, по-моему, в 1995?
- Да, еще будучи студентом третьего курса меня пригласили в "Новую оперу", где я спел партию Мизгиря.
- Андрей, как Вы расцениваете свою творческую деятельность в этом театре?
- Мне повезло. Все партии, которые я исполнял, были интересными. Про Евгения Онегина и говорить не приходится, но то, что удалось познакомиться с редко исполняемыми операми - большая удача.
- Что вы можете сказать об опере "Валли" Каталани?
- Исключительно интересный материал, удивительно, как эту прекрасную музыку (в которой итальянский лиризм органично соединяется с чуть ли не вагнеровской глубиной) у нас никогда не замечали? Как, впрочем, и раннего Верди.
- Перейдем теперь к Вашим творческим планам в театре.
- Как вы знаете, у нас готовится премьера еще одной редкой (для России по крайней мере) оперы - "Гамлета" А. Тома. Она состоится 4 ноября. Я разучиваю главную роль...
- Да, эта опера не шла в России более ста лет. А ведь в ней блистали такие гиганты, как Титта Руффо, Джино Беки... Но, простите, я перебил Вас.
- Надо сказать, что, несмотря на наличие ряда хороших эпизодов, в целом, в музыке много пустых, не запоминающихся мест. Сама же постановка будет достаточно необычной, но лучше это увидеть на премьере. Правда, я в ней участвовать не смогу.
- В чем причина?
- Я уезжаю на гастроли за границу.
- Расскажите об этом подробнее.
- Мне поступило очень лестное предложение, но я немного суеверен, не хочу говорить об этом, пока не осуществлю задуманное.
- Ну, что ж, потерпим. Но, ведь в театре готовится еще один спектакль, где баритон поет заглавную партию - "Риголетто".
- Я понимаю Ваш вопрос, я отказался готовить эту роль, считаю, что ее характер да и внешний облик таковы, что лучше подступаться к ней в более зрелом возрасте.
- Вы хотите сказать, что еще слишком молоды?
- Считайте, что я это уже сказал.
- Это правда, что премьерные спектакли будет петь Хворостовский?
- Об этом разговор шел, но как обстоит дело конкретно сейчас - не знаю.
- Скажите, Андрей, ведь кроме работы в театре вы ведете концертную деятельность, гастролируете?
- Да я выступаю в концертах, пою арии и камерный репертуар.
- Вы любите камерную музыку?
- Да - это особый мир, особый стиль. Тут не годится мышление крупными формами, "широкими мазками", как в опере.
- А какое самое яркое "гастрольное" впечатление?
- В прошлом году, например, я выступал в Казани на Шаляпинском фестивале, где пел партию Елецкого в "Пиковой даме". Мне очень понравилась организация фестиваля, отношение к нему властей и публики.
- Дорогой Андрей, наша беседа подходит к концу, я рад, что мы, наконец, встретились, рад, что наше общение продолжилось после концерта весной в Российском фонде культуры на презентации моего оперного словаря, когда Вы с таким блеском исполнили арию Ренато из "Бала-маскарада" и бриндизи Дон Жуана. Скажу Вам приятную вещь: мне потом сказала наша замечательная Зара Александровна Долуханова, как Вы понравились ей. Я благодарю Вас за нашу встречу.

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ