Премьера оперы-балета Рамо «Галантные Индии»

Евгений Цодоков
Главный редактор

Почему у нас не ставятся оперы эпохи барокко? Вот где простор для фантазии режиссера! Ведь эта музыка несет в себе достаточно много черт условности, музейной старины и, соответственно, удаленности от нас. В отличие от оперных достижений 19 века, здесь нет еще такой интимной связи с реальными человеческими чувствами, конкретными обстоятельствами сюжета. Здесь и сами сюжеты более умозрительные, и изобразительная палитра выглядит более обобщенной и отвлеченной (хотя неустанная кропотливая "работа" по ее развитию и осуществляется, в противном случае мы не ощущали бы разницы между операми Монтеверди и Генделя). Такие свойства - благодатная почва для театральных экспериментов (не это ли явилось одной из причин буйного возрождения барочной оперы во 2-й половине 20 века?).

1/2

Ответ на этот вопрос есть, но он - предмет отдельной теоретической статьи. Отложим его на время, а пока порадуемся тому, что вот и до нас дошло, наконец, сценическое творчество Жана Филиппа Рамо (1683-1764), выдающегося представителя французского искусства 18 столетия.

4 апреля театра "Амадей" представил на суд публики российскую премьеру оперы-балета Рамо "Галантные Индии" (1735, Париж, либретто Л.Фюзелье).

Интерес к премьере подогревало то обстоятельство, что в постановке, как следовало из анонса, принимали участие соотечественники композитора Жан-Франсуа Сандр (сценография) и Моник Монтегюс (хореография). Учитывая, что в этом сочинении большое место занимают балетные сцены, было любопытно все это увидеть.

Действительность не оправдала надежд. Грациозная "безделушка" Рамо оказалась не по зубам коллективу. Справедливости ради надо сказать, что в визуальном решении спектакля (режиссура, сценография, хореография) просматривались оригинальные задумки. И не важно, что расшифровать значение многих жестов и мизансцен, придуманных режиссером Н.Крыгиным и его коллегами (например, появление "офицера" с пистолетом в сцене "Перуанские инки"), трудно. Возможно, это и не нужно в контексте данного спектакля. Такой режиссерский стиль подчеркивает некоторую "бредовость" сюжета, иронию авторов спектакля над происходящим (все это, конечно, не ново; так исполнять вещицу уже стало традицией - достаточно вспомнить постановку 1999 года А.Щербана и У.Кристи в Гранд-опера). Но стиль-то, стиль был очень нужен. А его могло создать только профессионально безупречное мастерство артистов, которого, увы, не было и в помине. И все режиссерские идеи остались только в потенции, были погребены под самодеятельным уровнем исполнительства.

Музыкальная сторона спектакля также (дирижер К.Науменко) не внушала доверия. Нестройное музицирование камерного ансамбля, его ритмическая "распущенность", если так можно выразиться, не добавляли спектаклю привлекательности. В полной мере это касается и вокала. За исключением У.Беляевой и В.Кальбергеновой, остальные артисты выглядели откровенно слабо, особенно исполнители мужских ролей (П.Бадрах, В.Кирюхин, М.Дядиченко и др.).

Спектакль шел в сокращенном варианте (исключен был "Персидский праздник", ряд других эпизодов) и без перерыва. Это было утомительно. Что, впрочем, на фоне других "достоинств" можно считать мелочью.

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ