«Золотая маска». Мариинка в Москве

Евгений Цодоков
Главный редактор

Со всеми признаками великосветской тусовки в Москве в рамках фестиваля "Золотая маска" прошли долгожданные гастроли Мариинского театра. И ни беспричинно улыбающиеся благополучные иностранцы, ни разного рода околохудожественные дамы, ни обилие мобильных телефонов в руках сильных мира сего не помешали просвещенным любителям оперы, вытесненным бешеными ценами в гетто на галерку, осознать очевидный факт - мы присутствовали на спектаклях мирового класса лучшего российского оперного театра. И даже те недостатки, которые присутствуют, на взгляд рецензента, в этих постановках, это недостатки "высшей пробы", если так можно выразиться; до этих "недостатков" (права обладать ими) еще расти и расти многим нашим театрам. Данный факт особенно ясно ощущался на фоне только что прошедшего юбилея "главного театра страны".

1/5

Остается только позавидовать петербуржцам и одновременно подивиться, что в северной столице можно запросто купить билет в партер на спектакли Мариинки максимум за 200-300 рублей прямо перед спектаклем и безо всякого ажиотажа...

Валерий Гергиев чувствует Вагнера, это его композитор. Экстравертная звучность, переходы от пиано к форте, чувственность меди (что весьма и весьма трудно), "взвешенность" бесконечно длящихся музыкальных фраз - все это эффектно сочеталось с на редкость удачной сценографией (Готфрид Пильц) и органичной для данного спектакля режиссурой Йоханнеса Шаафа. Мотивы кольца были настойчивы (овал металлических стен, поворотный круг главной сценической площадки), но не назойливы. И даже ставшее общим местом (особенно в немецкой режиссуре) парадоксальное (и, надо заметить, неубедительное) сочетание театрально-мифологического визуального ряда и атрибутики с "цивильными" костюмами не смогло сильно помешать достигнутой образности.

Достоин похвалы и вокал. И это особенно ценно, ибо традиции вагнеровского пения в послереволюционной России были утрачены. Номинант "Золотой маски" Виктор Черноморцев (Альберих) провел партию (особенно монолог Wie durch Fluch er mir geriet, verflucht sei dieser Ring) c захватывающей экспрессией и музыкальностью. Среди остальных я бы выделил Логе (Константин Плужников), Вотана (Михаил Кит) и Эрду (Злата Булычева).

Во второй день давали "Дон Жуана". Если бы эти спектакли не шли один за другим, возможно впечатление было бы иным, но в данном случае сценографическое решение моцартовского шедевра сразу проиграло в образности "Золоту". Грубость режиссуры того же Шаафа (так, чувство протеста вызывает превращение Дон Жуана в подлого убийцу отца Донны Анны) дополнялась неубедительной монотонной сценографией (Ралф Колтай) и все теми же, неподдающимися объяснению даже с точки зрения здравого смысла, современными костюмами. В представляющей столько возможностей для яркой театрализации сцене с Командором абсолютно отсутствовала выдумка. Казалось, что после всех садистских штучек, доходящих до членовредительства (в сценах с Мазетто, Лепорелло) Дон Жуан к главной своей встрече "устал".

Постановка существует уже давно, поэтому подробно разбирать ее на концептуальном уровне нет резона. Наша задача, скорее, рассмотреть данное конкретное исполнение в рамках фестиваля. Должен повториться, что и на этот раз уровень спектакля был весьма высоким. Евгений Никитин (Дон Жуан), Ильдар Абдразаков (Лепорелло), Ирина Джиоева (Донна Анна), Ирина Матаева (Церлина), а местами и Евгений Акимов (Дон Оттавио) достойно выглядели бы на любой европейской сцене. Хрестоматийные арии первого акта (Лепорелло, Дон Жуана, Церлины) были спеты "на ура". Правда, когда дело дошло до колоратурных эпизодов второго действия (Il mio tesoro Дона Оттавио и Non mi dir Донны Анны), у исполнителей стали возникать ощутимые трудности в голосоведении.

Стилистика Моцарта не вполне соответствует темпераменту Гергиева. Это было заметно уже в увертюре, сыгранной с вердиевской страстью, вряд ли применимой к этой партитуре. Дирижер стремился к разнообразной нюансировке в интерпретации "веселой драмы", в результате чего иногда возникала "нервозность" звучания, также не свойственная композитору. Но все эти замечания "высшего порядка" носят достаточно субъективный характер. А объективная правда такова - хвала Мариинскому театру!

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ