Новый старый «Онегин» в «Большом»

Евгений Цодоков
Главный редактор

Это, поистине, забавно, но наибольший вклад в русскую культуру Большой театр скоро внесет в стилистике русского языка. Выражение "новый старый", употреблявшееся, впрочем, и раньше, теперь станет расхожим наравне с "новыми" и "старыми" русскими и т. д. "Новое" руководство театра пошло по стопам "старого" с его баратовским "Иваном Сусаниным" 1946 года (знаменательно, что линию старого и нового можно продолжить и в споре - "Сусанин" или "Жизнь за царя"). Теперь возобновлена "покровская" версия "Евгения Онегина" образца 1944 года. Но, шутки в сторону, ближе к делу. Что в сухом остатке?

18 октября с помпой возобновлен "Онегин" военных лет (так и хочется воскликнуть словами отца народов "Эта штука посильнее "Фауста" Гете").

Безусловно, декорации П. Вильямса (станковиста-ОСТовца, блестящего театрального художника, выросшего в компании А. Дейнеки, С. Лучишкина, А. Тышлера) - это подлинное искусство. Однако, этого мало, для того, чтобы оправдать актуальность спектакля. Постановка Покровского - его самое уязвимое место, причем совершенно не по вине режиссера. Просто это тот компонент, который быстро устаревает, и с этим ничего нельзя поделать. Впрочем, стиль многих и более современных постановок "Большого" (особенно русских опер) мало чем отличается от рецензируемой. Они, как хороший шпион, главное качество которого - "особых примет нет".

Теперь о музыкальной части. Про Владимира Редькина (Онегин) и Марию Гаврилову (Татьяна) смело можно сказать - грамотный, качественный вокал, но особого "пушкинского флера" нет. Партия Онегина весьма трудна именно в драматическом плане, так как за исключением заключительной сцены в ней нет очень ярких и выигрышных мест - сказывается образ эдакого скучающего и пресыщенного денди. И для Редькина (который мне запомнился в партиях Лионеля в "Орлеанской деве", Ренато в "Бале-маскараде") это становится определенной проблемой. Что касается Татьяны, то эта роль - харизматическая в русской опере. Любой современной молодой певице приходится решать эту задачу со скромными шансами на успех. Вжиться в этот образ еще труднее, нежели отрастить настоящую русскую косу. Впрочем, предыдущая прямая трансляция "Онегина" из Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко (О. Гурякова - Татьяна) в юбилейные пушкинские дни также подтверждает эту истину.

Что ж Басков? Следует ли нам вспоминать название известной комедии Шекспира? И да, и нет. Голос есть, это надо признать, но работы непочатый край. Если, конечно, будет желание. Наш новый "Бочелли" хочет в оперу. Разве это плохо? Но средства, которыми это достигается, надо выбирать. Как говаривал наш классик сатиры и юмора: "тщательнeе надо, тщательнeе". Что касается драматического образа Ленского, то это скорее Хлестаков, да вот беда, Басков - не Евгений Миронов.

Еще раз приятные минуты удовольствия подарил Айк Мартиросян (Гремин). Я давно слежу за успехами этой музыкальной семьи (его брат Тигран - не менее замечательный бас), к сожалению недостаточно востребованной на российской сцене.

Как всегда хорош хор. Оркестр М. Эрмлера несколько тягуч и не полетен, хотя серьезных упреков к нему нет. По моему мнению, только плетневский РНО обладает (теперь, уж, обладал!) необходимой для такого рода партитур мягкостью и артикулированностью звучания.

Думаю, что на этом можно закончить обзор. Большинство любителей оперы видело спектакль по телевидению. Рецензий море. Не откликнулся на событие только ленивый. Эта премьера не продвинула нас ни на йоту в понимании того, что нас ожидает в дальнейшем в "Большом", учитывая смену руководства. Прояснить это сможет, пожалуй, январская премьера "Набукко" Верди. Здесь не найдется старого кафтана, придется шить новый, к тому же не русский.

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ