Последняя классическая опера

«Турандот» Пуччини — 75 лет

Евгений Цодоков
Главный редактор

"Здесь смерть прервала работу над оперой, которую маэстро не успел завершить" - этими знаменитыми словами Артуро Тосканини 25 апреля 1926 года прервалась мировая премьера оперы Джакомо Пуччини "Турандот"* (полностью сочинение, законченное Франко Альфано, прозвучало лишь на следующий день). В этот же день, можно сказать без преувеличения, завершилась история классической оперы, последним представителем которой был великий автор "Богемы" и "Мадам Баттерфляй". И действительно, если оглянуться вокруг и посмотреть, какие оперы сочинялись в то же время (начало 20-х годов) и олицетворяли стиль эпохи, то получается такая картина: 1920 год - "Мертвый город" Корнгольда; 1921 - "Любовь к трем апельсинам" Прокофьева; 1922 - "Мавра" Стравинского, "Дебора и Иаиль" Пиццетти; 1924 - "Ожидание" Шёнберга", "Интермеццо" Р.Штрауса; 1925 - "Воццек" Берга, "Дитя и волшебство" Равеля"; 1926 - "Средство Макропулоса" Яначека, "Кардильяк" Хиндемита; 1927 - "Джонни наигрывает" Кшенека, "Антигона" Онеггера".

1/5

Конечно, еще были живы Масканьи и Джордано. Но их творчество уже не оказывало влияния на современную музыку, утратило жизненные соки. В этот период ставшего уже неизбежным господства экспрессионизма, неоклассицизма, авангардистских течений, сочетающегося с практически полной "победой" декламационности над принципами мелодизма, пуччиниевская "Турандот" как исполинский колосс в одиночестве завершает славный, более чем трехсотлетний путь развития классического оперного жанра.

"Без мелодии, свежей и яркой, не может быть музыки", считал Пуччини. Не может быть и полноценного вокального искусства - добавим мы. Именно здесь пролегает один из рубежей, за которым заканчивается классическая эпоха. При этом музыкальный язык "Турандот" лишен слащавой итальянской красивости, не архаичен, он плоть от плоти - дитя ХХ века, его импрессионистическая пластичность удивительна.

Еще одним чудесным свойством этого произведения является то, что композитору удалось в нем синтезировать и претворить в жизнь все то лучшее, чего достигла опера за весь исторический период своего развития. Массовые сцены, хоры, потрясающие ансамбли, замечательные ариозные эпизоды, заставляющие вспомнить лучшие страницы эпохи бельканто, времена расцвета "большой оперы", все то, что многие уже готовы были выбросить на свалку истории, декларируя смерть классической оперы, получило здесь второе дыхание, оказавшееся, впрочем, предсмертным. Двадцатый век не знал более, за исключением, пожалуй, творчества Прокофьева, такого гениального сочетания незамутненного мелодического богатства, с оригинальной и совершенно современной гармонической и тембровой фактурой; искреннего лиризма, как бы льющегося из души композитора, с мастерством передачи драматического накала. Стиль позднего Пуччини сохраняет свою гуманистичность. Для достижения выражения человеческих страстей (даже и "отрицательных") и конфликтов ему не требуется ни конструктивистской умозрительности, ни эстетской стилизации, ни брутальной психической "атаки" новейших гармонических средств на чувства слушателя.

Композитору не хватило нескольких месяцев, чтобы довести свой шедевр до полного совершенства. Франко Альфано, при всем том, что он был весьма талантливым композитором, не удалось сохранить упругий импульс Пуччини в финале оперы. Он был, конечно, скован тяжестью своей исторической миссии, необходимостью воспроизвести пуччиниевский стиль и мелодику. Но как загадочно пленителен недостроенный собор Гауди, так прекрасен и незавершенный шедевр последнего из могикан "страны" под названием "классическая опера".

И вновь, и вновь, внимая вступительной поступи аккордов первых тактов оперы со знаменитым возгласом Мандарина "Poppolo di Pekino", сердце замирает от предвкушения встречи с гениальным полотном; ты уже весь во власти этой музыки, вместе с народом Пекина трепетно ждешь Восхода луны и первого появления Турандот, ужасаешься казни Персидского принца, сочуствуешь чувствам Лиу и утешающему ответу Калафа. После контрастного и экзотически-гротескного трио министров наступает сцена "Загадок", где страстный Калаф преодолевает холодную надменность китайской принцессы. Завершающий акт с гениальным ариозо принца "Nessun dorma" ("Этой ночью спать не будут"), прощальными словами Лиу "Tu, che di gel sei cinta" ("Ах, сердце в лед ты заковала"), финальным дуэтом и апофеозом любви достойно венчает партитуру-завещание великого итальянского маэстро.

* Сведения о мировой премьере, а также о лучших исполнителях и записях оперы "Турандот" опубликованы на нашем сайте в разделе "Аудио и видео".

На фото:
Джакомо Пуччини. Фотография 1918 г.
Афиша мировой премьеры "Турандот".
Лучшие исполнительницы партии Турандот:
Биргит Нильсон
Ева Мартон
Гена Димитрова

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ