Памяти Джульетты Симионато

Евгений Цодоков
Главный редактор

В этом выпуске нашего журнала мы собирались опубликовать материал, посвященный 100-летнему юбилею Джульетты Симионато, одной из крупнейших меццо-сопрано середины 20 столетия. Однако жизнь внесла свои печальные коррективы. Не дожив недели до своего векового юбилея, знаменитая певица скончалась в Риме 5 мая. Теперь волей-неволей юбилейная статья становится некрологом одной из долгожительниц оперной сцены.

Джульетту Симионато многие очень любят и превозносят, особенно сочетание ее глубокого меццо с яркими верхами, позволившими ей даже рискнуть на то, что многим показалось бы авантюрой, и исполнить сопрановую роль Валентины в «Гугенотах» с верхним «до», однако есть достаточное количество знатоков оперы и меломанов, отмечающих, что не все партии, за которые бралась эта примадонна, удавались ей одинаково блестяще.

Прежде всего, это касается некоторых ролей россиниевского репертуара. Так, ее запись «Золушки» с Оливеро де Фабритиисом (1964), да и вообще трактовка партии Анджелины лишена, на мой взгляд, того россиниевского блеска, стиля и подвижности, который присущ ряду других известных певиц ее амплуа.

Да простят мне читатели столь нехарактерное начало некролога, но что поделаешь, если «правда глаза колет» - этого качества, как и «здорового» субъективизма так не хватает, подчас, многим критикам и журналистам, что не грех нам всем и поучиться бескомпромиссным высказываниям, в которых гламурную болтовню заменяет беспристрастный анализ явления. Поэтому, несмотря на то, что я довольно редко цитирую современных оперных критиков, позволю себе привести проницательное мнение одного из них, с которым я во многом согласен (стилистика перевода сохранена):

…Cимионато не была вокалистом-виртуозом в обычном смысле. Не стоит искать в ее записях шелковейшего легато, тончайших динамических нюансов, наиболее гладких пассажей (порой она помогала себе толчками дыхания) или наиболее выразительных словесных нюансов; ее привлекательный и звонкий тембр, достойный похвалы на протяжении всех двух с половиной октав, сам по себе не таит столько богатств, чем голоса Стиньяни или Федоры Барбьери (автор цитаты приводит наиболее именитых конкуренток певицы – Е.Ц.). Голос Симионато был также меньше, чем у ее соперниц, и его характерное вибрато в среднем регистре иногда может показаться навязчивым. Однако ее фразировка никогда не звучит старомодно, как это очень часто бывает у Стиньяни, и Симионато держит голос лучше сфокусированным в маске, чем Барбьери: высокая позиция очевидна в светящихся обертонах, которые украшают даже ее нижний и средний регистры, и именно эти обертоны объясняют, почему голос так хорошо «несется» в любом оперном театре» *

Вспомним же сейчас, по возможности, подробно, творческий путь этой итальянской дивы, родившейся в городе Форли (Романия) 12 мая 1910 года. Судьба не была особенно благосклонна к развитию музыкальной карьеры певицы, чьи родители были весьма далеки от мира музыки и не поддерживали дочь в этом начинании. Свое детство она провела не в родном городе, а на острове Сардиния, позднее переехала в Ровиго (переезды были связаны с работой отца), где ее учителем пения стал Этторе Локателло. Именно здесь состоялся ее полупрофессиональный публичный дебют на сцене местного театра в одной из музыкальных комедий Артуро Росатто. Различные источники, впрочем, указывают и иные даты первого выступления. Например, авторитетный немецкий Большой словарь оперных певцов К.Куча – Лео Рименса отмечает в качестве дебюта выступление певицы в 1928 в Монтаньяне в партии Лолы в «Сельской чести» Масканьи. Как бы то ни было, но в дальнейшем последовал шестилетний период обучения у Гвидо Палумбо в Падуе, успешное выступление в 1933 году на вокальном конкурсе во Флоренции, организованном знаменитым фестивалем «Флорентийский музыкальный май».

Наконец, в 1935 состоялся ее полноценный официальный дебют на этом же фестивале в мировой премьере оперы «Орсеоло» Пиццетти.** Этот год стал первой ступенью к восхождению на оперный олимп. Пока еще никому неизвестная певица постепенно начинает расширять географию своих выступлений. Она поет в Тунисе партии Принцессы Буйонской в «Адриане Лекуврер» Чилеа, Лауры в «Джоконде» Понкьелли, на Мальте впервые выступает в «Норме» в роли Адальжизы, сыгравшей заметное значение в ее дальнейшей карьере. В том же году она успешно прослушивается в Ла Скала и с 1936 начинает регулярно выступать на прославленной итальянской сцене. Данные о ее дебюте в Ла Скала в справочниках также несколько разнятся. Здесь фигурируют и партия одной из Цветочных дев Клингзора в «Парсифале», и Маддалена в «Риголетто». Как бы то ни было, но первые годы работы в Ла Скала руководство не особенно жаловало молодую певицу. Ей поручались и совсем маленькие партии (типа «Кушать подано») и роли второго плана (например, Сузуки в «Мадам Баттерфляй»). Именно этим и объясняются затруднения с определением дебюта. Можно отметить несколько ее выступлений в операх Масканьи под управлением автора (в 1940 в роли Матери Лючии в «Сельской чести», в 1941 в роли Беппо в опере «Друг Фриц»), кроме этого партии Гензеля в опере «Гензель и Гретель» Хумпердинка (1942), Керубино (1944) и др. За пределами родного театра карьера Симионато медленно, но верно, продвигалась, особенно сразу после окончания войны, хотя и без особых триумфов. В 1945 она поет Дорабеллу в «Так поступают все» в Женеве (в 1946 повторяет эту роль в Париже в театре «Гете», в Лионе и Болонье), в 1946 ее вновь слушают в Женеве в партии Ульрики в «Бале-маскараде» вместе с Марио дель Монако. В Триесте она выступает в роли Октавиана в «Кавалере розы».

Наконец наступает 1947 год – переломный в творческом пути Симионато. Триумфальным становится ее выступление 8 января в заглавной партии в «Миньон» Тома в Генуе, затем повторенное осенью в Ла Скала с участием Ди Стефано и Сьепи. В том же году она успешно появляется на фестивале в Глайндборне (Керубино), а в Барселоне впервые исполняет роль Джейн Сеймур в «Анне Болейн» Доницетти. С этого времени можно считать и начинается звездный путь певицы.

В 1948 году Симионато впервые поет Кармен под управлением Т.Серафина во Флоренции, а также выступает в партии Сантуццы в Сельской чести» в Турине. Особенно надо отметить важную для певицы роль Розины. В 1948 она исполняет эту партию дважды – в Ла Скала и на фестивале Арена ди Верона. Это были ее первые опыты в россиниевском репертуаре. Еще один успех этого года - Шарлотта в «Вертере» на сцене Ла Скала и в Болонье. Надо также отметить участие певицы в «Мемориале Бойто», прошедшем 10 июня 1948 года в Ла Скала под управлением Артуро Тосканини, где Симионато выступила во 2-м и 4-м актах «Нерона» (партия Рубрии). В 1949 в Турине ей покоряется еще одна из важнейших партий россиниевского репертуара – она впервые исполняет Изабеллу в «Итальянке в Алжире». В 1949-50 гг. Симионато предпринимает с группой выдающихся солистов (среди них Каллас, Ди Стефано и др.) турне по Мексике. Именно здесь она впервые «встречается» на сцене с легендарной Каллас, с которой впоследствии становится дружна. В Мехико она поет партии Адальжизы, Шарлоты, Розины, Сантуццы, Леоноры в «Фаворитке», Федоры в одноименной опере Джордано и др., здесь же впервые выступает в партии Амнерис (1950).

Пятидесятые годы – время расцвета таланта примадонны. Спектакли следуют один за другим. В 1951 Симионато впервые поет Анджелину в «Золушке» (Триест, Брюссель), в 1952 участвует на фестивале «Флорентийский музыкальный май» в возрождении полузабытого «Танкреда» Россини (заглавная партия, дирижер Серафин), а также еще в ряде россиниевских партий (Клариче в «Пробном камне» и Изолье в «Графе Ори»). Впрочем, эти роли стали лишь эпизодом в ее карьере.

В своем родном Ла Скала певица исполняет теперь важнейшие партии. Среди них единственное выступление в опере «Моисей» Россини (1950, 2-я французская редакция, на итальянском языке, партия Зинаиды), Шарлотта (1951), Розина (1952), Изабелла (1953) и Анджелина (1954, постановки Дзеффирелли), Адальжиза (1955, открытие сезона с Каллас и Дель Монако), Сантуцца (1955), Амнерис (1956, открытие сезона), Ульрика (1957, открытие сезона), Джейн Сеймур (1957, знаменитая постановка Висконти с участием Каллас). В 1955 певица участвует в открытии Пиккола Скала в роли Фидальмы в «Тайном браке» Чимарозы. Здесь же в 1956 поет в возрожденной после многих лет забвения опере А.Скарлатти «Митридат Евпатор» (партия Стратоники), а на большой сцене выступает в единственной в своей карьере генделевской партии Корнелии в постановке «Юлия Цезаря» под управлением Гаваццени с участием Корелли, Дзеани, Росси-Лемени.

Успехи Симионато не ограничиваются главной итальянской сценой. 1953 она дебютирует в Ковент-Гардене в «Аиде» с Каллас под управлением Д.Барбиролли, впервые выступает на американском континенте в Сан-Франциско в редкой для себя партии Марины в «Борисе Годунове», а также поет во Флоренции в опере Менотти «Амал и ночные гости» (партия Матери). В 1954 еще одна новая партия появляется в ее репертуаре - это Ромео в «Капулетти и Монтекки» Беллини (Палермо). В 1954-61 она постоянный гость в Чикаго (партии Розины, Адальжизы в 1954, Керубино, Принцессы Буйонской и Миньон в 1957, Азучены, Амнерис и Миссис Квикли в «Фальстафе» в 1958 и др.). Особенно часто певицу можно видеть теперь на веронском фестивале. Среди партий исполненных здесь в эти годы Амнерис (1954-55), Кармен (1955, с Корелли), Адальжиза (1957, с Черкветти и Корелли), Леонора в «Фаворитке» (1958), Азучена (1959).

Во второй половине 50-х гг. Симионато становится солисткой Венской оперы, где, начиная с 1956, выступает, практически, ежегодно со многими крупнейшими дирижерами мира. Среди них Караян, Эреде, Вотто, Молинари-Праделли, Клева, Крипс, Серафин, Митропулос, Гаваццени и др. Так, например, в 1958-64 она каждый сезон поет здесь Ульрику, в 1958-65 Эболи в «Дон Карлосе» (первый раз эту роль она исполняла в 1954 в Лиссабоне), в 1959-64 Керубино. В 1957 Караян приглашает певицу также для регулярного участия в Зальцбургских фестивалях. Среди партий исполненных здесь Миссис Квикли (1957), Эболи (1958), Орфей в «Орфее и Эвридике» Глюка (1959, первое выступление в этой опере, позднее в конце того же года она поет эту роль и в Вене), Азучена (1962-63) и др.

Среди других выступлений 50-х гг. – концертное исполнение «Кармен» в венском Мюзикферрайне с участием Гедды (1954, дирижер Караян), Изабелла в Амстердаме (1955), Розина в Риме (1955), Анджелина в Пезаро (1956) и парижском театре Сары Бернар (1957), участие в блестящей постановке «Адрианы Лекуврер» в Неаполе (1959, с участием Оливеро, Корелли, Бастианини), партия Ифигении в «Ифигении в Авлиде» Глюка (1959, Ла Скала). Перечислить все свершения певицы в эти годы просто невозможно. Однако не отметить еще одного важнейшего этапа в ее жизни нельзя – это дебют в Метрополитен в 1959 году партией Азучены с участием Бергонци, Стеллы и Уоррена. В дальнейшем она еще несколько раз выступала здесь вплоть до 1965 года.

Начало 60-х гг. было отмечено участием Симионато в нескольких исторических постановках. Это, прежде всего, «Троянцы» Берлиоза под управлением Кубелика в Ла Скала (1960, партия Дидоны), «Гугеноты» Мейербера там же под управлением Гаваццени (1962, сопрановая (!) партия Валентины, с участием Корелли, Сазерленд, Гяурова, Тоцци, Коссотто, Ганцаролли), мировая премьера сценической кантаты М. де Фальи «Атлантида» (1962, партия Пирены), «Трубадур» в Ковент-Гардене под управлением Джулини (1964, постановка Висконти). Певица по-прежнему открывает сезоны Ла Скала – в 1963 партией Сантуццы с Корелли, в 1965 партией Прециозиллы в «Силе судьбы» Верди; вновь выходит на сцену Метрополитен (Амнерис в 1960, Сантуцца и Розина в 1962 и, наконец, Далила, которой она заканчивает свою карьеру в этом театре в 1965 году). В 1964 году судьба сводит ее в Ковент-Гардене одном спектакле с Вишневской («Аида»). В 1964 певица вместе с Ла Скала участвует в первых гастролях театра в Москве (Азучена). В 1965 поет в парижской постановке «Нормы» (режиссер Дзеффирелли) вместе с Каллас.

Среди редких ролей этих лет Нерис в «Медее» Керубини с Каллас (1961, Ла Скала, дирижер Шипперс), Арзаче в «Семирамиде» (1962, Ла Скала, дирижер Сантини), Маргарита в «Осуждении Фауста» Берлиоза (1964, Неаполь, дирижер Мааг).

Карьера певицы близится к завершению. В 1965 она поет Амнерис в Неаполе и ряде американских городов, Азучену в Ла Скала, Кармен в Арене ди Верона, Сантуццу и Эболи в Венской опере, Далилу в Метрополитен.

Завершает свой сценический путь Симионато в 1966 на сцене Пиккола Скала в моцартовском «Милосердии Тита (партия Сервилии) после чего вторично выходит замуж (ее первый брак с музыкантом оказался неудачным) за известного врача Чезаре Фругони, который был старше ее на 30 лет.

Так, в сущности, не очень торжественно (ибо последний спектакль оказался во многом случайным) завершилась карьера одной из своеобразнейших и крупнейших певиц середины 20 в. Это было весьма типичным для характера Симионато, отличавшегося по свидетельству современников скромностью и тактом. Дальнейшая жизнь примадонны была наполнена семейными делами и общественно-преподавательской деятельностью.

Искусство Симионато, ее репертуар отличались большим разнообразием. Она исполняла различные сочинения, начиная от Генделя, Скарлатти, Глюка и Моцарта «через» Россини, Беллини, Доницетти, Верди и Бизе вплоть до веристов, Бартока и Менотти. Пела она и Мусоргского. Были в ее репертуаре также сопрановые партии – Адальжиза, Сантуцца (впрочем, эту роль весьма любили и исполняли многие меццо), Федора, Валентина, Маргарита в «Осуждении Фауста». Ее иногда называют наследницей Кончиты Супервиа в россиниевских партиях, имея в виду, что именно Супервиа вновь ввела в активную практику оригинальную меццо-сопрановую тесситуру многих из них. Формально это верно. Но с художественной точки зрения – это вопрос вкуса и субъективных пристрастий, о которых здесь, в рамках юбилея-некролога неуместно говорить. Полагаю все же, что наибольший след в искусстве пения оставили все-таки ее вердиевские и веристские роли с их драматизмом, эмоциональностью и насыщенным звучанием «проникающего» в душу голоса, парадоксально сочетающего светлую ясность с темноватым тембровым оттенком.

Симионато оставила весьма обширное наследие оперных записей. Среди них выделяются студийные записи «Аиды» (Decca, дирижер Караян, солисты Тебальди, Бергонци и др.), «Фаворитки» (Decca, дирижер Эреде), «Сестры Анджелики» Пуччини (Decca, дирижер Гардели, партия Княгини, в заглавной роли Тебальди). Из живых записей (live) выделим «Норму» из Ла Скала (Myto, 1955, дирижер Вотто, солисты Каллас, Монако), выдающуюся версию «Адрианы Лекуврер» из Неаполя (Opera d’Oro, 1959, дирижер М.Росси). Из россиниевских записей отметим студийную «Итальянку в Алжире» (Urania, дирижер Джулини, солисты Валетти, Кортис, Петри).

Примечания:

* автор цитаты - Стефан Хастингс, корреспондент Opera News в Милане и редактор итальянского журнала «Musica», перевод с английского и публикация К. Веселаго 2002 года.
** Так отмечает большинство справочников, хотя есть сведения о ее выступлении в 1934 году в Триесте в «Трубадуре» (Ульрика).

На фото:
Джульетта Симионато

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ