Опера — это Верди!

Евгений Цодоков
Главный редактор

Весь просвещенный мир отмечает в эти дни 100-летие со дня смерти великого итальянского композитора. Этому событию посвящается данная статья. Она не носит научно-музыковедческого характера. Скорее, это - эмоциональное выражение преклонения перед оперным гением.

Опера - это Верди! А Верди - это жизнь! И это не банальный образ, это так и есть! И гениальный итальянец сотворил чудо для всех нас, только мы не всегда понимаем, какой художественный подвиг он совершил. На днях, слушая "Набукко" в "Большом театре", ощущая все несовершенства этой талантливой, яркой, но еще незрелой оперы, я лишний раз убедился - Боже! Как же труден и длинен был путь к вершине, к умению передать подлинный драматизм действия и нюансы человеческих чувств и поступков в музыке, к этой ошеломляющей красоте, ныне кажущейся такой естественной и простой.

Попытаюсь обобщенно сказать, что сделал в области оперного искусства Верди? Он принципиально расширил арсенал художественных средств оперы как музыкально-драматического сочинения, достигнув при этом небывалой до того жизненной правды в передаче музыкальными средствами человеческих эмоций и переживаний. Созданный им новый тип мелодизма, положивший, в конечном итоге, конец господствующему ранее стилю бельканто, ощущается как совершенно современный, в отличие от восприятия музыки его предшественников (что, разумеется, нисколько не умаляет достоинств последних). Важнейшей чертой стиля композитора является также демократичность, необычайно расширившая аудиторию его поклонников, и, вообще, любителей оперного искусства. Эта демократичность не имеет ничего общего с популизмом. Верди, практически, всегда остается в рамках высокого искусства. Такое сочетание - удел лишь великих художников. Доступность музыки композитора во многом связана с народно-песенной основой его творчества. Этот факт, конечно, отмечался многими. Важно при этом добавить, что эта песенность не носит у него цитатного, декларативного характера. Тут я позволю себе немного отвлечься и вспомнить Чайковского. То, что творчество Чайковского глубоко национально, совершенно ясно. Но, в отличие от "кучкистов", он не был доктринером, никогда не проповедовал "народность", ощущение его "русскости" связано более с эмоциональным и интонационным строем музыки, нежели с "вождением хороводов на сцене". За это многие наши "почвенники" (среди них Стасов) его недолюбливали и недооценивали (впрочем, не любили они и Верди). Однако именно это качество придает искусству Чайковского наднациональный характер, делает его достоянием всего человечества, что является, на мой взгляд, непременным атрибутом подлинной гениальности. В полной мере то же самое можно сказать и о музыке Верди, "итальянская душа" которой одинаково доступна чувствам немца, русского, египтянина или японца.

Творческий путь Джузеппе Верди хорошо известен всем. Нет смысла о нем здесь подробно рассказывать. Если попытаться охарактеризовать эволюцию его развития "крупными мазками", то уместно будет сопоставить ряд ранних героико-исторических опер композитора со зрелыми, где вновь звучат сходные темы. Чем принципиально отличаются "Набукко", "Аттила" от "Дона Карлоса" или "Аиды"? В последних все исторические коллизии преломляются сквозь призму чувств и душевного мира героев, "вырастают" из них; тогда как в ранних сочинениях действующие лица являются, по большей мере, лишь носителями тех или иных обобщенных исторических идей. Еще одно сравнение, на этот раз из области изображения трагедийного накала "сверхчувств" героев. "Отелло" и "Макбет" - две шекспировские трагедии. Оба сочинения по своему новаторскому значению являются важнейшими в творчестве Верди. Не умаляя замечательных качеств "Макбета", новых открытий в области музыкального языка, заметим, все же, - глубина и правдивость чувств, накал страстей достигаются в "Отелло" более лаконичными и органичными средствами, нежели в "Макбете", который несет в себе отголоски стилистики виртуозного стиля предыдущей эпохи, когда эта виртуозность имела черты самодостаточности.

Верди прожил долгую жизнь. Достигнув вершин в своей знаменитой "триаде" ("Риголетто", "Трубадур", "Травиата"), когда, казалось бы, дальше идти уже было некуда (недаром, после премьеры "Риголетто" композитор воскликнул: "думаю, что никогда не напишу лучшего"), он покоряет все новые и новые вершины ("Бал-маскарад", "Дон Карлос", "Аида"). Затем наступает долгий период молчания. Сейчас ясно, что это были годы осмысления современных музыкальных процессов, прежде всего творчества Вагнера, мимо которого (при всей разнице национальных традиций) он пройти не мог. Результатом явился новый взлет - "Отелло", где Верди дает свой достойный "ответ" автору "Тристана". И, наконец, прощальная шутка гения - "Фальстаф", за которым уже виднеются "Джанни "Скикки" Пуччини, комические оперы Бузони, Прокофьева, Стравинского.*

Весь этот год будет проходить под знаком Верди. Во всех уголках земного шара будут вновь и вновь оживать на сцене его герои. Воздадим же должное этому гению - "Вива, Верди!"

* Всего Верди создал двадцать шесть опер. Большинство из них ставится по сей день. В статье упомянуты только самые выдающиеся. Но и многие другие - "Эрнани", "Луиза Миллер", "Симон Бокканегра", "Сила судьбы" - могли бы составить славу их автору.

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ