Новости на главную страницу
06.03.2011 в 21:59, Кирилл Веселаго.

Приглашение гастролера как повод для нового просмотра

«Старая» «Тоска» в Михайловском

'Тоска' в Михайловском
Джанкарло Монсальве

«Тоску» в Михайловском работы Станислава Гаудасинского, поставленную в 1999 году и возобновлённую на сцене театра десятилетием позже, на сегодняшний день трудно назвать «событием в культурной жизни города»: артисты делают, что хотят и, по большому счёту, предоставлены сами себе. Там, где у композитора помечено, что Тоска «inorridita corre alla finestra» (в ужасе подбегает к окну) и поёт, что она «лучше бросится вниз», в спектакле героиня бродит где-то у стола. У композитора в партитуре значится, что после слов: «Spoletta: chiudi» (Сполетта, закрой) оный персонаж должен поспешно закрыть дверь и вернуться к Скарпиа («Spoletta frettolosamente chiude la porta, poi ritorna presso Scarpia») – но вопреки всякой логике, в Михайловском Сполетта закрывает шторку на окне, а потом идёт к двери. Очевидно, что в действительно прекрасных, ярко-живописных и реалистических декорациях Вячеслава Окунева должен хотя бы немного поработать профессиональный режиссёр.

Кроме сценографии, превосходных слов заслуживает музыкальная сторона спектакля – как это стало обычным в последнее время, весьма хорош был оркестр под управлением Петера Феранеца; прекрасно выступили ветеран театра, пребывающий в завидной вокальной форме Николай Копылов (Скарпиа) и сопрано Мария Трегубович в роли Тоски. Но конечно, что скрывать: «гвоздём» вечера был молодой чилийский тенор Джанкарло Монсальве.

И здесь необходимо небольшое отступление. В отличие от покосившихся императорских «старших братьев», имеющих, по сути, настолько же неограниченную, насколько часто и неоправданную финансовую поддержку федерального центра, Михайловский, будучи театром городского подчинения, проигрывает Большому и Мариинке, порой не имея возможности предложить солистам конкурентные условия.

Кроме того, дело не только в деньгах, но и в «статусности»: многие молодые певцы считают, что звание солиста вышеназванных театров само по себе уже своеобразная льгота для того, чтобы активно выступать по стране и за рубежом, не особо утруждаясь работой на основной своей сцене.

Надо сказать, что руководству Михайловского удалось переломить эти стереотипы: и не только за счёт приглашения (причём на постоянной основе) таких выдающихся оперных звёзд, как Нил Шикофф, но и за счёт полного карт-бланша молодым солистам, которым не приходится годами, как говорится, сидеть на скамье запасных: можешь петь главные партии – пой!

В связи со всем вышесказанным, приглашение чилийца по происхождению и «итальянского» по своему вокальному образованию молодого тенора Джанкарло Монсальве представляется ещё одним интересным ходом театра. С чрезвычайно способным и многообещающим тенором, не имеющим пока резонансной международной карьеры, можно заключить выгодные для обеих сторон контракты на годы вперёд (достаточно вспомнить историю отношений молодого Пласидо Доминго и Израильской оперы).

С ростом почти метр девяносто, поджарым телосложением и эффектной внешностью киногероя, Монсальве выглядит далеко не типичным тенором. Певец обладает несомненной актёрской органикой, хорошим чувством сцены и партнёров. Добавьте к этому тёмный, глубокий, с плотной серединой и ярким верхом голос – и вы тут же поймёте, что такой тенор может стать завидным приобретением для многих театров. Своим объёмным и легко наполняющим непростой по акустике зал Михайловского театра тенором молодой певец владеет совершенно свободно, обнаруживая музыкальность и хороший вкус в многочисленных piano и mezzavoce. (Впрочем, была и вполне понятная, юношески-лихая и безумно долгая фермата на «Vittoria!» во втором акте).

Любопытно, что Монсальве сразу начал свою карьеру с достаточно «крепких» партий: Пинкертона, Хозе, Карлоса, Рудольфа («Луиза Миллер»), Туридду и других — хотя с успехом выступал в партиях Рудольфа в «Богеме» или Каварадосси.

– Я считаю, что мой голос больше всего подходит под определение spinto, поскольку он достаточно густой по тембру и имеет достаточную плотность на середине диапазона, – сказал Монсальве в беседе с вашим корреспондентом после спектакля. Он также рассказал, что очень много полезного почерпнул от Миреллы Френи, Массимо Морелли и Монсеррат Кабалье, с которыми занимался вокалом в разные годы. Однако, по словам Джанкарло Монсальве, выдающийся тенор Никола Мартинуччи, с которым молодой певец занимается по настоящее время, дал ему чувство полной свободы и максимально способствовал развитию профессиональных навыков и творческой индивидуальности певца.

На фото:
сцена из спектакля
Джанкарло Монсальве


© 2000—2014 OperaNews.Ru