Восторги и разочарования

Чечилия Бартоли в Москве

Евгений Цодоков
Главный редактор

Историческое событие свершилось - одна из наиболее выдающихся певиц современности выступила с концертом в Москве. Причем, выступила в полном расцвете сил, а не в "пенсионном" возрасте (по певческим меркам, разумеется), как это, к сожалению, часто случалось в последнее время.

Что ожидалось от концерта? Конечно, чуда "живой" музыки. Ибо как поет Бартоли мы все знали, но знали по записям и телетрансляциям. Состоялось ли чудо? В этом предстоит сейчас разобраться.

Программа концерта включала в себя не самые популярные произведения, была, в известной степени, гурманской. У Бартоли есть одна загадочная черта: определенная стилистическая "узость" репертуара, ограничивающегося старинной музыкой, преимущественно колоратурного характера.

Самым современным композитором для нее является Россини! Речь идет не об отдельных концертных исключениях (большей частью "на бис") или единственном "французском" диске, а о систематической оперной практике. Этот вопрос тоже не давал покоя. Что это? Художественный принцип или осознание определенных границ своего мастерства? А как быть с постоянным желанием исполнять малоизвестные (доселе) сочинения?

Итак, мы получили возможность найти ответы на многие из этих вопросов.

В первом отделении исполнялся Вивальди. В 1999 году певица выпустила ставший знаменитым "Вивальди-альбом". Теперь его можно было услышать живьем.

Вивальди! Если и есть среди "старинных" композиторов "попсовые", то это в первую очередь он. Прекрасно характеризует "секреты" его популярности Д.Кирнарская в своей блестящей книге "Классическая музыка для всех". Остинатность ритма, любовь к быстрым темпам, бесконечные секвенции, короткие повторяющиеся мотивы, как бы "вдалбливаемые" в слушателя - вот основные средства завоевания публики в его музыке. Эти приемы на вооружении и поныне в современной массовой музыкальной культуре. Отдельные выдающиеся сочинения итальянца ("Времена года", ряд инструментальных концертов) тонут в череде проходных. Как говорил (если не ошибаюсь) Стравинский - сколько можно писать один и тот же концерт?

Оперы же Вивальди - вообще раритет. В том повальном увлечении "историческими раскопками" для них места не нашлось... до поры! И вот, Бартоли воскрешает их.

В записи неизвестные страницы Вивальди (фрагменты из опер "Баязет", "Гризельда", "Фарначе" и др.) действительно воспринимаются как чудо. Потрясающие нюансы, контрасты темпов, звучности, феноменальная колоратурная техника - на это она мастерица! Но в концертном зале, не имеющем акустических возможностей студии, все начинает приобретать другую окраску. Лишенная глубинных жизненных соков музыка (беру на себя смелость так утверждать) начинает восприниматься как цирковой номер. Да - гениальное мастерство и виртуозность, да - замечательная фразировка. Но во имя чего? Сразить наповал публику? Тогда цель достигнута. Но только ли в этом цель выдающегося артиста?

Ко всему сказанному надо добавить, что голос у певицы оказался не таким уж мощным, как это ощущалось в записях. Он больше тяготеет к камерному пению, "пробить" Большой зал консерватории ему было трудновато. Впрочем, данное замечание ничуть не умаляет достоинств природного инструмента певицы.

Во втором отделении был дан "итальянский" Глюк. Хотя и здесь певица осталась верна своему принципу - исполнять преимущественно не самые известные сочинения композитора - впечатление было иным. Глюк несравненно более глубок и разнообразен, нежели Вивальди, как оказалось, даже в некоторых своих "дореформенных" произведениях. Сцена Берениче из оперы "Антигона" (1756, Рим, либретто П.Метастазио) произвела лично на меня неизгладимое впечатление, заставила забыть все "досадные" ощущения первого отделения.

Итак, Чечилия Бартоли подтвердила как свое несравненное мастерство, так и неистребимое стремление к "построению" своего успеха, его внешним атрибутам. Ну что ж, далеко не самое худшее проявление таланта. Разумеется, при таком раскладе (учитывая особенности голоса певицы, отмеченные выше) становится ясно, почему в ее репертуаре (возможно до поры) нет места другой музыке (например партиям Кармен, Далилы, Фидес, Эболи). Тем и хорош "живой" концерт, что многое становится ясным.

Отдельных слов заслуживает оркестр "Берлинской академии старинной музыки". Его музицирование иначе, нежели блестящим, не назовешь. Восхищают благородство звучания, слаженность и стильность. Сольные номера оркестра удачно дополняли программу. Интересно было слушать и хрестоматийный вивальдиевский Кончерто-гроссо, и редкую увертюру Глюка к балету "Семирамида". Хотя, отсутствие дирижера лишало, подчас, исполнение необходимого флера субъективизма и индивидуальности.

Среди немузыкальных впечатлений остались: немыслимая дороговизна билетов, полупустой партер (как следствие этой дороговизны), обилие охраны и других неизбежных признаков такого рода мероприятий.

Наверное, очень многие не согласятся с моими рассуждениями. Что ж, восприятие искусства не решение теоремы. И это замечательно.

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ