Наперекор житейским мудростям

60 лет Пласидо Доминго

Евгений Цодоков
Главный редактор

21 января исполнилось 60 лет Пласидо Доминго. Мы поздравляем замечательного артиста и публикуем статью, посвященную этому юбилею.

Рос в талантливой певческой семье сын. И пойти бы ему по стопам удачливых родителей, петь бы с успехом в испанских сарсуэлах-оперетках своим приятным баритоном. Но сын бросился в пучину оперной жизни, да еще сменил амплуа - стал тенором. Не знаю, какого баритона потерял мир, но приобрел он замечательного тенора. Имя его - Пласидо Доминго. Так артист опроверг житейскую мудрость, что "лучшее враг хорошего". Он хотел всего по максимуму.

Вот и женился он в первый раз совсем юнцом - если влюбился, то надо сразу и венчаться, а как же иначе? Правда, тут жизнь преподала суровый урок. Урок, однако, был усвоен, и второй брак (ее звали Мартой) оказался крепким. Но как Пласидо добивался руки своей Марты! Он пел серенады под окном не столько ей, сколько... будущей теще, чтобы смягчить ее гнев по поводу неугомонного и легкомысленного поклонника дочери.

Другую житейскую мудрость - "лучше меньше, да лучше" - наш юбиляр тоже с легкостью проигнорировал. Можно, оказывается, петь много и хорошо. Его ненасытность и музыкальная широта уникальна. В необъятном репертуаре певца около 100 партий (для сравнения - у Паваротти в три с лишним раза меньше)! А какое стилистическое разнообразие! Любой вокалист вам скажет, что сочетать итальянскую классику с Вагнером, лирические партии (Фауст) с героическими (Отелло), и делать это одинаково ярко - привилегия выдающихся мастеров.

Но если бы только пение! Достигнув, кажется, всего, Доминго бросается в новую атаку - дирижировать! И это понятно. Как всякий настоящий певец-музыкант (именно музыкант, ибо далеко не всякого вокалиста можно так назвать, некоторые и нот не знают) - он хочет ощутить оперное искусство во всей его глубине. Но одно дело хотеть, другое мочь! Доминго может! В 32-х летнем возрасте он встает за дирижерский пульт. Его не страшат возможные саркастические стрелы критиков.

Но и это не предел для маэстро (теперь уже маэстро!). Если бы еще и самому определять художественную политику в оперном театре, самому решать, что ставить и с кем!

И вот низвергнута третья житейская мудрость. Можно, оказывается, "объять необъятное" - в середине девяностых годов Доминго превращается в театрального импресарио! Сейчас он руководит уже двумя оперными театрами (в Вашингтоне и Лос-Анджелесе) - "Фигаро здесь, Фигаро там". Жаль, что партия цирюльника предназначена баритону, а то бы Пласидо и ее пел на сцене. Ведь записал же с Клаудио Аббадо (смелый, надо сказать, поступок). Впрочем, и на моцартовского Дон Жуана (тоже для баритона) наш герой замахивался, даже великий Герберт фон Караян поддерживал певца в этом начинании.

Лучше всего человека характеризуют его поступки в экстремальных ситуациях. Вот пара случаев из творческой практики артиста. Однажды, в "Травиате", в сцене, где его герой (Альфред) должен был по ходу действия получить от посыльного прощальную записку от возлюбленной (Виолетты), случается накладка. Посыльный пропал! Уже идет музыка. Надо что-то делать! Тут наш находчивый Альфред видит на столе листки (в предыдущей сцене Виолетта как раз писала эту записку), хватает их и поет полную "отсебятину" - "От Виолетты!". Надо ли говорить, что публика (дело было в провинциальном театре) ничего не заметила.

Другой эпизод случился в Москве, во время знаменитых гастролей театра "Ла Скала" в 1974 году. На концерте во Дворце съездов одна из солисток театра решила спеть арию, не предусмотренную программой. Концертмейстер не знал ее, нот не было. И тут Доминго садится за рояль, и сам аккомпанирует солистке наизусть - ведь я еще не успел рассказать - певец прекрасно играет на рояле.

В одном из недавних интервью мастер сказал: "Думаю, что смогу петь еще несколько лет. 4, 5, 6 - не знаю сколько. Но точно не более шести". Трудно в это поверить! Не хочется верить!

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ