Московский блицкриг Риккардо Мути

Реквием Верди в Большом театре

Евгений Цодоков
Главный редактор

"Живой", пусть и шероховатый, оперный спектакль часто "побеждает" самую тщательную запись за счет своей театральности, прелести взаимодействия артистов на сцене, усиливающих эмоциональное воздействие на слушателя. Жанр мессы этих преимуществ лишен. Строгий статуарный стиль, при котором не спрячешь недостатки музицирования, предъявляет высочайшие требования к мастерству исполнителей. Тут-то хорошая запись и "берет реванш". Идеальный баланс, выверенность - попробуй такое представить на сцене, да еще и на чужой, при весьма ограниченном времени для репетиций. Возможно, именно это обстоятельство сыграло злую шутку с маэстро Мути и его подопечными (оркестром и хором "Ла Скала", солистами) при выступлении в Большом театре, где ими был исполнен 2 октября с. г. Реквием Джузеппе Верди.

Оркестр звучал хорошо, превосходен был хор, но подлинного ансамбля с солистами подчас не получалось. Возможно, поднятый из ямы оркестр - неподходящая затея для акустики "Большого". Да и место мое в 3-м ряду 1-го яруса нельзя считать лучшим. Так или иначе - звуковая дисгармония возникала неоднократно.

Наиболее яркое впечатление оставила Лариса Дядькова, блистательно проведшая Liber scriptus, да и ряд других эпизодов. Голос Джорджины Лукач иногда раздражал крупным помолом на верхах. Впрочем, в финале певица обрела себя и приятно удивила своим умением использовать филигранную нюансировку. Мужской исполнительский "корпус" выступил в другом ключе. Деннис О'Нил казался усталым. Его жидковатое голосоведение (претендовавшее на утонченную ораториальность) имело мало общего с той темпераментностью, которую он демонстрировал в прошлом году в БЗК. Знаменитое "Ингемиско" трудно было узнать. Оркестр заглушал певца. Роберто Скандьюцци выглядел чересчур академично и рафинированно, хотя и очень грамотно. Все эпизоды a capella были, по существу, солистами провалены (например, в Agnus dei и Lux aeterna), во многом из-за разных исполнительских стилей.

Мутиевская трактовка мне показалась чересчур театральной и нервной. При этом сразу по контрасту вспоминались величие и внутренняя сила знаменитых караяновских записей (с М.Френи и К.Людвиг, с Л.Прайс и Ф.Коссотто, с А.Томовой-Синтовой и А.Бальтса), энергетика интерпретаций Г.Шолти. При всем том в отдельных эпизодах маэстро удалось добиться подлинных высот.

Само по себе мероприятие носило характер великосветской тусовки. Влиятельные люди, банкиры, политики, редактора газет, футболисты сборной (!) - кого только не было на этом концерте! После его окончания министр М.Швыдкой вручил маэстро орден "Дружбы".

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ